Тень России. Куда подевались сторонники Путина. Новости мира

Нарастание протестной волны, а главное ее беспрецедентный географический охват заставляют вспомнить о латиноамериканских сценариях

С точки зрения тактики, и если говорить только о протестах в Москве, а также их лидере Алексее Навальном, то победителем в этой схватке оказался действующий российский правитель Владимир Путин. Навальному не дали даже выйти из дома, оппозиционеров запутали «разрешением» и «запрещением» митингов между вариантами «на проспекте Сахарова» и «гуляние на Тверской». В конце концов, их оперативно похватали и ни одна организация в Москве не осмелилась даже предоставить Навальному аппаратуру. Комично, но его канал в YouTube — чтобы подчеркнуть уязвимость этого нового и любимого детища лидера российской оппозиции — был лишен электричества синхронно с задержанием.

Многочисленные избиения — кстати, некоторые во главе со сбежавшим из Украины государственным преступником Кусюком, бывшим командиром киевского «Беркута» — и провокации — это рутина российской так называемой политической жизни, разве что можно сказать о рекордном масштабе арестов. В Москве на протестной акции 12 июня задержали 866 человек. Такие цифры, по сведениям на утро 13 июня, приводит ОВД-Инфо. Как сообщается, задержанных доставили в 42 московских отдела полиции, после чего большинство из них отпустили. При этом минимум 32 человека были оставлены на ночь в 11 отделах. Естественно, их подвергли пыткам — ведь даже недавняя Бирма, до падения военного режима, могла бы сегодня послужить для России образцом защиты прав человека. Также накануне из ОВД «Косино» в Москве был транспортирован человек без сознания, которого задержали на аникоррупционном митинге. Полиция в Петербурге сообщила о 500 задержанных на «несанкционированной» и весьма агрессивной акции, в конце концов оборотившихся против бронированных прислужников путинского режима.

В то же время следует отметить, что ни один полицейский не пострадал, хотя впервые в своей истории, в Москве — забитое российское население прорвало неохраняемый сегмент заграждения. По иронии судьбы, вместе с демонстрантами в Москве были избиты и актеры фестиваля реконструкторов, изображавшие неких персонажей феодальных времен — просто за компанию. Поэтому все выступление 12 июня было наполнено тягучим символизмом. Тем более, что недруги стараются ассоциировать мобилизационную деятельность Алексея Навального с поступками запомнившегося своим наивным провокаторством священника Георгия Гапона в 1905 году, но контекст и обстоятельства этих событий все же очень сильно разнятся.

Во-первых, в лице Николая Второго имела место быть легитимная власть, в то время как никакой даже приблизительно легитимной власти в России нет с декабря 2011 года, и режим Путина держится лишь на полицейских дубинках, пропаганде, и финансировании этих двух инструментов. Во-вторых, манифестация Гапона привела к масштабному кровопролитию, а Путин предпочитает точечный террор. Похоже, он прав — зачем тратить боеприпасы на тех, кто столь мало угрожает его власти, и для кого митинг превращается в самоцель, в форму времяпровождения в условиях затухания местной экономики и перепроизводства кадров? В-третьих, за событиями 1905 года стоит мощная традиция русского политического терроризма, в то время как мы видим, что за последние пять с половиной лет, если брать политический развод Путина и либералов в России не произошло ни единого политического теракта совершенного оппозицией против чиновника того или иного уровня. Поэтому любые аналогии хромают.

Другое дело, что объективное нарастание протестной волны, а главное ее беспрецедентный географический охват (12 июня люди вышли на улицы даже в самых далеких медвежьих углах, а также в курортных городках) напоминают ранний период революционного процесса в нынешней Венесуэле. А также в других латиноамериканских государствах, где в единой точке сходились объективные вызовы, а главным субъективным вызовом было дегенеративное упрямство закосневшей и изолированной от реальности силовой элиты. Так что к самому процессу «президентской» кампании Навального (в кавычках потому что шансов на регистрацию у него пока нет) стоит отнестись весьма серьезно. На улицу и в самом деле вышло новое поколение, которое мало боится полицейских — их, скорее боятся его родители.

Далее, Навальный в очередной раз подтвердил (или закрепил) свой статус в качестве единственного общенационального лидера антипутинской оппозиции, у которого существуют реальные человеческие и информационные ресурсы, а власть, между тем, лишь накачивает этот статус репрессиями и перманентной травлей в СМИ (да и частью в тех которые привлекают внимание лишь пожилых людей). Но, ясное дело, всему этому движению сегодня — даже если оставить за скобками репрессивность (при коррумпированности) путинского режима — не хватает кое-чего важного.

Коррупция, сама по себе — это хороший повод, но не достаточная цель для того, чтобы идти до конца в противостоянии с властью. Необходим настоящий героизм, а он сопряжен с реальными человеческими жертвами, гибелью оппозиционеров и сатрапов режима, причем гибелью как можно более публичной. Нужно ясное и понятное военное поражение и жестко демонстрируемая изоляция со стороны других стран мира.

С третьим и вторым дело вроде бы налаживается. Потому что и весьма искренние, а этим и шокирующие откровения советника президента Трампа Джулиани, и ситуация в Сирии, внезапный удар по Катару, и безвизовый режим для Украины, который автоматически приводит к переходу дискуссии в плоскость визового режима между Украиной и Россией, все перечисленное является свидетельством усиливающегося внешнего давления. Но достаточно ли будет этого всего, чтобы усилить позиции оппозиции в самой России? И если достаточно, то когда?

Считается, что следующее обострение настанет осенью. Достигнут своего воплощения процессы «реновации», то есть выселения москвичей с дорогой земли в центральных районов, а также начнется «президентская кампания» самого Путина (если он не задумает всех удивить), для которой первым замглавы АП Сергеем Кириенко поставлена четкая задача 70-70-70 (70% при явке в 70% в 70% регионов). Правда, зачем Путину очередной срок — неизвестно, разве что ради самосохранения.

В любом случае, годный противник у него сегодня есть — именно этим объясняется экзистенциональный страх хозяина Кремля перед Навальным, причем достигающий такого уровня, что Путин не решается посадить Навального надолго. Памятуя о неизбывной русской традиции массового сострадания к сидящим. Да и нового Ходорковского — кастрированного Стокгольмским синдромом и заложниками-родителями агента влияния Путина на Западе из Навального уже точно не выйдет. Слишком высоко он поднял ставки. И слишком обширное, классическое национал-демократическое движение сегодня образовалось вокруг него. Люди и дальше будут выходить по его призыву — но нужны ли теперь эти призывы? Ведь смотр сил произведен. Если судить по 12 июня — мобилизационный ресурс сегодня достигает примерно полумиллиона активистов, до пятидесяти-ста тысяч таких, с которыми «можно идти в разведку», то есть не попутчиков и зевак. А несколько тысяч ждут уже совсем других приказов — но вряд ли услышат их от тефлонового Навального.

С таким фактором приходится считаться — как Чавес и Мадуро считались с Энрике Каприлесом (хотя он явно не слишком влияет на тот хаос, который сегодня творится в Венесуэле, но как и в России, шанс для мирной передачи власти в Венесуэле давно упущен). Конечно, очень важный вопрос, которым всегда манипулируют российские пропагандисты — это вопрос о большинстве.

Большинство, мол, поддерживает Путина. Но 12 июня, как и ранее, на улицу не вышло и сотни сторонников Путина, чтобы оппонировать Навальному, не считая полиции и конферансье нелепых празднований ставшего анекдотическим Дня России. Огромную популярность завоевывает ролик, на котором полиция выхватывает буквально из живой дискуссии с демонстрантами сторонника НОД, этого скандального пропутинского движения, построенного на конспирологической идее о том, что «президент ничего не знает». Такие случаи происходили и на весенних митингах. Они говорят о том, что Кремлю все эти движения без особой надобности («это не мы» — вот и вся польза) — он рассчитывает лишь на полицию, спецслужбы и аппарат пропаганды.

А вот реальных сторонников, как у Эрдогана или Орбана, которые массово выйдут на улицы (в Турции — против армии!) у Путина давно нет, даже в 2011 году что-то такое все же было, не всех именно что свезли на Поклонную гору, были и те, кто пришел сам. Теперь этого ничего нет, а «Серега с пивом у телевизора» — это не сторонник, а зритель, потребитель телевизионного политического мыла, и больше ничего. В РФ произошел распад общества, поэтому даже «демографически» небольшая социальная группа благодаря внутренней консолидации может взять власть, если сломает системы координации силового аппарата и аппарата пропаганды.

А ситуация с управляемостью в целом ухудшается — осенью, кроме прочего грядут муниципальные выборы, а затем, в следующем году, и мэрские выборы в Москве, и более умеренная часть оппозиции выстроила огромную и современную систему использования институциональных ниш режима, чтобы обернуть выборы себе на пользу. Мобилизация движения Навального будет, в свою очередь, нарастать. Резервный фонд исчерпан. Катастрофические для режима тенденции начали стремиться к точке встречи. Но вот станет ли она точкой бифуркации и чем потенциальный взрыв может закончиться для всех остальных — предсказать пока невозможно.

Источник

Добавить комментарий